Судебная практика по ст 165 ук рф в сфере жкх

Имущественные права граждан России защищены законом. Всякое посягательство со стороны иных лиц на них рассматривается как грубое нарушение и наказывается надлежащим образом. Частным случаем такого преступления являются обстоятельства, описанные в ст. 165 УК РФ.

Суть проблемы

Каждый гражданин имеет законное право по своему усмотрению распоряжаться принадлежащим ему имуществом. Это в полной мере относится как к любому владельцу, так и к непосредственному собственнику. Но порой действия иных лиц, совершенные путем злоупотребления доверием или прямого обмана, наносят гражданину имущественный ущерб. Вопросы, связанные с подобными ситуациями, рассматривает ст. 165 УК РФ. Причем подобные действия характеризуются двумя обстоятельствами:

  1. Отсутствие каких-либо явных признаков хищения. То есть здесь речь идет не о краже. Нарушитель не похитил имущество. Он распорядился им в своих интересах, лишив при этом владельца его законного права.
  2. Ущерб совершен в крупном размере. В результате неправомерных действий сторонних лиц собственник недополучил определенную часть возможного дохода от своего имущества. Здесь скорее можно говорить об упущенной выгоде.

Именно так описывается данное преступление в части 1 ст. 165 УК РФ. Примером такого нарушения может быть:

  • несанкционированный доступ в сети Интернет путем применения чужого логина или пароля;
  • самовольное заселение работником гостиницы постояльцев без соответствующего оформления;
  • уклонение от обязательной оплаты электроэнергии и другие.

В части 2 данной статьи рассматривается то же нарушение, но при более тяжких обстоятельствах:

a) действия совершались организованной группой или несколькими лицами по предварительному сговору;

b) причиненный ущерб оценивается как особо крупный.

За совершенные таким образом правонарушения преступники должны будут понести законное наказание.

Взыскание задолженности

Яркими примерами ситуации, о которой идет речь в ст. 165 УК РФ, являются случаи, связанные со взысканием просроченной задолженности. Банки, выдавая потребительские кредиты, часто сталкиваются с проблемой, когда граждане по тем или иным причинам отказываются своевременно вносить обязательные платежи. То есть они, злоупотребляя доверием руководства, причиняют организации имущественный ущерб в виде невыплаченной суммы. В этом случае у руководства финансовой компании есть два выхода:

  1. Подать на должника в суд.
  2. Взыскать задолженность, прибегнув к помощи коллекторских фирм.

Как ни странно, но многие выбирают именно второй вариант. В этом случае за работу берутся специалисты, которые путем напоминаний и угроз стараются заставить должника исполнить взятые на себя ранее обязательства. По сути, их действия вполне справедливы. Правда, если они происходят в рамках законности. Иногда коллекторы в своих «посланиях» упоминают разные статьи УК РФ (159, 165). Но последняя из них здесь вряд ли применима. Не стоит забывать, что в ней речь идет исключительно о крупных размерах ущерба. А он, в соответствии с пунктом 4 части 4 статьи 158 УК РФ, должен превышать двести тысяч рублей. Если сумма долга гражданина не достигает указанной величины, то данная статья для него не применима.

Состав преступления

Выяснить до конца все обстоятельства, связанные с проблемой имущественного ущерба, поможет ст. 165 УК РФ. С комментариями это будет сделать намного проще. В них четко описаны субъективные и объективные признаки, которые характеризуют данное деяние как преступление:

  1. Субъектом такого правонарушения могут быть лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста. Работники компаний, которые совершают подобные проступки, используя свое служебное положение, сюда не относятся. Они будут отвечать перед законом по совершенно другой статье.
  2. Субъективная сторона определяется виной в виде корыстной цели либо прямого умысла. Виновники прекрасно понимают, что, по сути, они используют чужое имущество. А подобные действия считаются общественно опасными.
  3. Объектом здесь будут отношения, которые касаются собственности.
  4. Объективная сторона будет заключаться в извлечении материальной выгоды путем намеренного обмана или грубого злоупотребления доверием.
  5. В роли предмета выступает любое имущество. Причем собственником его может быть не только частное лицо, но также организация (в том числе государственная) или коммерческое предприятие.

Если налицо присутствуют все перечисленные выше признаки, то можно делать вывод о том, что речь идет действительно о корыстном преступлении против собственности.

Эволюция законности

В старой редакции статья 165 Уголовного кодекса России не предусматривала крупный размер нанесенного имущественного ущерба. Тем более что относящиеся к ней случаи не являлись хищением. Но, учитывая реальное положение дел в стране и практику правонарушений, было принято решение об ужесточении этого показателя. В ст. 165 УК РФ новой редакции предусмотрено, что совершение данного преступления должно быть именно в крупном размере.

Теперь к ней стали относиться только те преступления, ущерб от которых составлял свыше 250 тысяч рублей. По своему характеру они схожи с мошенничеством. Разница состоит лишь в том, что при рассматриваемом преступлении не происходит непосредственного завладения чужим имуществом. Оно по-прежнему остается у собственника, но не приносит ему ожидаемого дохода. По сути, виновный извлекает для себя незаконную наживу за счет чужого имущества, которое еще не успело поступить непосредственному владельцу. Доказать это порой бывает непросто. Поэтому подобное преступление признается совершенным только тогда, когда будет зафиксирован факт непосредственного причинения ущерба.

Справедливое наказание

За такое преступление против собственности виновные должны понести наказание.

Приговор по ст. 165 УК РФ предусматривает:

1. По части 1:

  • штраф до трехсот тысяч рублей или в сумме общего дохода гражданина за период до 2 лет;
  • принудительные работы на этот же срок с возможным ограничением свободы до 1 года или без такового;
  • лишение свободы до двух лет и штраф до 80 тысяч рублей или в размере общего дохода за период до шести месяцев (либо без него) с ограничением свободы до 1 года (или без него).

2. По части 2:

  • принудительные работы сроком до 5 лет с возможным ограничением свободы на срок до двух лет;
  • лишение свободы до пяти лет со штрафом до 80 тысяч рублей либо в размере общего дохода гражданина за период до 6 месяцев (или без него), а также с ограничением свободы до 2 лет (или без него).

Размер наказания устанавливает суд в зависимости от тяжести вины преступника. При этом обязательно учитывается факт наличия прямого умысла и полное осознание нарушителем своих противоправных деяний.

Частные случаи

В последнее время часто встречаются ситуации, когда гражданам приходится отвечать перед законом за свои поступки по ст. 165 УК РФ. Судебная практика знает много различных примеров таких действий:

  • эксплуатация без согласия собственника чужих вещей;
  • злоупотребления опекунов при осуществлении сделок в интересах своего подопечного;
  • невнесение обязательных платежей (коммунальные или иные услуги);
  • провоз ответственными лицами пассажиров или багажа без оплаты.

Тем не менее в каждом из этих случаев должны явно присутствовать основные признаки данного преступления. При желании хороший адвокат всегда может найти лазейку и переквалифицировать его в менее тяжкое, наказание по которому будет более легким.

Кроме того, в последние годы очень часто возникают конфликтные ситуации между потребителями и продавцами услуг. Как правило, они разрешаются в гражданском суде. Здесь важную роль играют письменные доказательства, которые необходимо собрать обеим сторонам. Довольно широкая судебная практика также сложилась с ситуациями по квартирным аферам. Наниматели, доверяя собственникам, порой халатно относились к вопросам документального оформления сделки. В результате они оказывались жертвами обмана. Причем доказать обратное иногда не представлялось возможным.

УДК 343.37+343.23

ОСОБЕННОСТИ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШАЕМЫХ В СФЕРЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА

© Шиханов В. Н., 2014

Иркутский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ, г. Иркутск

Деятельность компаний, управляющих многоквартирными домами, а также поставщиков коммунальных услуг на протяжении нескольких лет находится под пристальным вниманием органов государственной власти. Проверки, проводимые контролирующим органами, а также рассмотрение жалоб и заявлений граждан позволили во многих регионах выявить сложившуюся практику грубых нарушений прав граждан, охраняемых законом интересов государства, а также прав и законных интересов организаций, действующих в сфере оказания коммунальных услуг. Во многих случаях усматриваются признаки преступления, однако квалификация таких деяний оказывается непростой задачей.

Ключевые слова: преступление; уголовная ответственность; жилищно-коммунальное хозяйство; коммунальные услуги; злоупотребление; присвоение; растрата; управляющая компания.

К настоящему времени сложно говорить о какой-либо внятной сложившейся судебной практике по делам о преступлениях, совершаемых в сфере жилищно-коммунального хозяйства (далее — ЖКХ). В самых общих чертах обзор состоявшихся судебных решений позволяет утверждать, что: 1) наиболее часто для квалификации содеянного применяются ст. 159, 160, 201 УК РФ, встречается также ст. 165 УК РФ; 2) удельный вес оправдательных решений судов достаточно велик, и касается он преимущественно ст. 160 и 201 УК РФ.

При этом квалификация действий виновных лиц стороной обвинения, а также причины реабилитирующих решений вызваны различными факторами, и в каждом деле присутствуют свои нюансы. Соответственно, подведение какого-то знаменателя под всеми подходами в судебной практике и их результативностью оказывается непростой задачей.

Однако если к большинству происшествий с признаками преступления в сфере ЖКХ подойти с экономической точки зрения, то легко обнаружить повторяющиеся схемы, определенные конструкции. В таком случае становится возможным дать рекомендации по уголовно-правовой оценке типичных схем противоправного поведения, а также рассмотреть сложившиеся в судеб-но-следственной практике подходы именно в отношении определенных схем, их сильные и слабые стороны, допускаемые ошибки при применении уголовного закона.

Итак, условно можно выделить три основные схемы противоправных действий представителей управляющих компаний в сфере ЖКХ. Их модификации требуют осмысления, однако общие принципы правовой оценки и рекомендации, которые ориентированы на основные схемы преступного поведения, будут сохранять свою значимость и для отдельных разновидностей.

Первая схема связана с противоправным выведением денежных средств со счетов управляющей компании и обращением их в пользу других лиц. Такими средствами чаще всего являются платежи, поступившие на счета управляющей компании от жильцов за коммунальные услуги, а также в качестве платы за содержание жилья. Руководители управляющей компании направляют эти средства со счетов возглавляемой организации как на свои личные нужды, так и на счета других физических и юридических лиц, используя для этого мнимые или притворные сделки, необоснованно завышая цены на услуги, оказанные этими лицами, или завышая цены на приобретаемые товары, подписывают акты приемки недовыполненных или невыполненных работ и т. п.

С точки зрения доктрины такие схемы надлежит квалифицировать как хищение. В зависимости от способов это, как правило, признаки ст. 160 УК РФ, поскольку управляющая компания выступает агентом между жильцами и поставщиком коммунальных услуг. Следовательно, денежные средства,

которые перечислены жильцами по этой строке расходов, не принадлежат управляющей компании на праве собственности и она не вправе ими распоряжаться по своему усмотрению. Вместе с тем ограниченные вещные права у управляющей компании в отношении таких денежных средств имеются, поскольку они вверены ей жильцами для расчетов с поставщиком коммунальных услуг. На любые другие цели эти деньги расходовать нельзя.

Генеральный директор управляющей компании (или другой исполнительный орган), а также главный бухгалтер имеют юридическую возможность распоряжаться денежными средствами, поступающими от жильцов, поскольку обладают административно-хозяйствующими полномочиями в своей организации. Отсюда и получаем выводы о признаках присвоения или растраты денежных средств, которые были вверены виновному.

Поскольку жильцы своим платежом на счета управляющей компании совершили отчуждение принадлежащих им денежных средств, постольку потерпевшим будет в первую очередь организация — поставщик коммунальных услуг, которая оказала коммунальные услуги жильцам и теперь законно претендует на их оплату. В ряде случаев потерпевшей может оказаться и сама управляющая компания, если ее руководители, например, совершили отчуждение денежных средств, поступивших на содержание жилья, в том числе и отнесенных к нераспределенной прибыли компании.

Однако к настоящему времени органами предварительного расследования такие схемы чаще квалифицируются как злоупотребление полномочиями по ст. 201 УК РФ, а квалификация по ст. 160 УК РФ встречается редко. В качестве основного препятствия для квалификации содеянного как хищения рассматривается корыстная цель. Предполагается, что ее сложно установить, если денежные средства со счетов управляющей компании не были обращены самим руководителем или главным бухгалтером управляющей компании в свою пользу (лично) или в пользу своих близких родственников.

Несомненно, установление корыстной цели в таких случаях является непростой задачей. В то же время нельзя упускать из виду легальное нормативное толкование корыстной цели, содержащееся в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда

РФ от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Пленум не связывает корыстную цель исключительно с личной выгодой или личным обогащением, и даже со стремлением к такому результату, поскольку это не следует и из понятия хищения (примеч. 1 к ст. 158 УК РФ). В названном акте судебного толкования находим: «При решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, т. е. стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц» (выделено мной. — В. Ш.).

Например, 12 мая 2012 г. был осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ (девять эпизодов) генеральный директор муниципального унитарного предприятия жилищно-коммунального хозяйства «Уют» Ск-н В. Н. за то, что оплачивал со средств возглавляемой им компании штрафы, которые начислялись ему как руководителю МУП по ст. 7.22 КоАП. Непосредственно в свою пользу он эти деньги не обращал, а распоряжался об их перечислении в бюджет .

В другом случае Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда оставила в силе обвинительный приговор, которым был осужден А. Г. — генеральный директор ЗАО, являющегося управляющей компанией в сфере ЖКХ. Он распоряжался средствами, которые поступали от жильцов за оплату коммунальных услуг: оформлял документы о том, что нанимал по подряду рабочих для ремонта, хотя эти работы выполняли работники управляющей компании за зарплату, уговаривал своих работников подписывать документы с завышенными ценами и разницу после перечисления денег на банковскую карту возвращать ему, и т. п. Судом действия А. Г. были квалифицированы по ч. 4 ст. 160 УК РФ, поскольку он с использованием своего служебного положения растратил имущество, принадлежащее поставщику коммунальных услуг — ОАО (название обезличено) в особо крупном размере. В жалобе на приговор осужденный и его адвокат, в частности, оспаривали вопросы

правовой оценки предмета преступления, считая, что деньги на расчетных счетах управляющей компании принадлежат ей же, а не поставщику коммунальных услуг, и что гендиректор может этими деньгами распоряжаться в соответствии с уставом, и хищения это не образует. Несомненно, позиция стороны защиты противоречит и гражданскому законодательству, и не основана на смысле уголовного закона. Соответствующую оценку этой жалобе дал и суд второй инстанции, оставив обвинительный приговор по существу в силе, внеся лишь поправки о датах редакции тех статей, которые были применены к А. Г. .

С учетом сказанного можно квалифицировать как хищение такие случаи, когда денежные средства со счетов управляющей компании были выплачены организации-подрядчику за невыполненные работы или за часть невыполненных работ, или были переведены на счет другой организации путем создания видимости задолженности перед ней с последующим признанием иска в суде с целью вывести деньги со счетов управляющей компании.

Здесь, однако, имеются некоторые нюансы: хищение предполагает безвозвратность отчуждения денежных средств со счетов управляющей компании и безвозмездность. Таким образом, квалификация содеянного в качестве хищения может оказаться непростой задачей, когда работы в пользу управляющей компании все же выполнены, однако их качество оставляет желать лучшего, а генеральный директор не стал требовать устранения недостатков или же попросту поверил подрядчику (т. е. он не осознавал необоснованности оплаты проделанных работ, оказавшихся некачественными).

В этих случаях нужно устанавливать наличие сговора о том, что некачественные работы или завышенные цены на товары (которые приобретает управляющая компания) или на оказываемые ей услуги являются способом выведения денег со счетов с одновременной маскировкой этого факта.

И лишь без признаков хищения — когда их точно нет — действительно, содеянное можно квалифицировать как злоупотребление полномочиями. Формулировка обвинения может сводиться к тому, что гендиректор управляющей компании вопреки уставным целям организации и вопреки установленному порядку (например, не получая согласие общего собрания участни-

ков возглавляемого юридического лица или жильцов, или когда это не вызывалось служебной необходимостью) умышленно совершил действия, входящие в его административно-хозяйственные полномочия (заключил сделку или оплатил работы), которыми причинил существенный вред, например, возглавляемой им организации.

Тем не менее анализ судебно-следствен-ной практики позволяет обнаружить, что органы предварительного расследования при квалификации деяний с признаками первой условно выделенной нами схемы противоправного поведения склонны применять именно ст. 201 УК. Квалификации по ст. 159 или 160 УК они избегают, полагая, что вменить состав злоупотребления полномочиями проще, нежели усматривать признаки хищения. Но именно здесь кроется несколько «подводных камней». Разберем это на примерах.

Генеральный директор управляющей компании «Волна» Т-ов В. И. заявил о начале борьбы с неплательщиками за коммунальные услуги и принял решение приобрести приборы «Барьер», которые могут ограничивать подачу воды в отдельную квартиру. Реальная стоимость двух приобретенных приборов составляла 19 200 руб., однако гендиректор Т-ов В. И. потратил на их приобретение 1,5 млн руб., использовав на эти цели денежные средства с расчетного счета возглавляемой им компании, на который зачислялись платежи от жильцов многоквартирных домов (а зачислялись они только на один счет — и за коммунальные услуги, и за содержание жилья).

Договор о приобретении приборов был заключен с юридическим лицом, которое к этим приборам в принципе отношения не имело. В итоге каждый прибор был приобретен управляющей компанией за 50 тыс. руб. (т. е. в целом за 100 тыс. руб.). Кроме того, для каждого прибора были разработаны методические рекомендации — два экземпляра по 375 тыс. руб. (всего — 750 тыс. руб.); оплачены пусконаладочные работы — по 75 тыс. руб. на каждый прибор (всего — 150 тыс. руб.); оплачено заочное обучение персонала (реально не проводилось) — 150 тыс. руб. на один прибор (всего на сумму 300 тыс. руб.), оформлена подписка на годовое обслуживание аппарата со стороны этой оригинальной фирмы — по 100 тыс. руб. на один аппарат, итого вышло еще 200 тыс. руб. Следствием было уста-

новлено, что оплаченные услуги не оказывались; работы, оплаченные по явно завышенной цене, не проводились. Впоследствии приборы «Барьер» устанавливались для ограничения подачи воды должникам — в ночное время, следствием было установлено несколько таких эпизодов.

Налицо интересные фактические обстоятельства, однако правовая оценка им была дана не менее оригинальная: злоупотребление полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ). По мнению стороны обвинения, действия Т-ова В. И. не только противоречили законным интересам возглавляемой им организации, но и причинили существенный вред правам и законным интересам граждан. Потерпевшими были признаны, во-первых, должники, которым ограничивали подачу воды с помощью приборов «Барьер», а также жильцы 48 домов, которые нуждались в ремонте, однако таковой не проводился, поскольку (по мнению стороны обвинения) 1,5 млн руб. было отвлечено на сомнительную сделку с приборами. Соответственно у жильцов 48 многоквартирных домов было существенно нарушено право на проживание в хороших коммунально-бытовых и санитарно-гигиенических условиях.

Неудивительно, что суд оправдал Т-ова В. И. и признал за ним право на реабилитацию. Суд очень подробно мотивировал свое решение, и пересказывать его в статье нет смысла. Примечательно другое: из мотивировочной части приговора видно, что суд согласился бы с квалификацией содеянного по признакам хищения, однако это преступление в вину Т-ову В. И. не вменялось.

Между тем примененная органами предварительного расследования в этом случае ст. 201 УК РФ предполагает установление такого последствия, как «существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства». Это последствие является оценочным признаком, весьма непростым с точки зрения установления и доказывания. Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 16 октября 2009 г. № 19 обращает внимание на то, что это последствие в вину должно вменяться максимально конкретно . Необходимо определить, какие именно права нарушены, где они закреплены и мог ли потерпевший их реально использовать до совершения преступного деяния; почему нарушение этих прав является существен-

ным, в чем выражена причинная связь между действиями виновного и существенным нарушением прав (интересов) потерпевшего.

Более того, в объективной стороне для ст. 201 УК деяние виновного лица должно являться распорядительным актом — использованием конкретного организационно-распорядительного либо административно-хозяйственного полномочия. Оно должно совершаться лично и вызывать правовые последствия (которые в конкретном случае вылились в существенное нарушение прав или законных интересов потерпевшего).

Но и это не все. Для вменения ст. 201 УК нужно установить, что действия виновного противоречат законным интересам возглавляемой им организации: нужно четко определять, каким положениям федеральных законов, постановлений Правительства РФ или других нормативных актов органов государственной власти или местного самоуправления о деятельности таких организаций противоречит распорядительное решение обвиняемого, каким пунктам устава возглавляемой им организации совершенные действия противоречат (хотя бы по целям деятельности — извлечение прибыли, распределение ее между участниками юридического лица и сохранение платежеспособности организации и т. п.), каким условиям договора с другими участниками экономических отношений.

В свою очередь все эти признаки должны быть подкреплены мотивацией: для вменения ст. 201 УК РФ важно установить, что виновный совершил названные выше действия и причинил существенный вред для того, чтобы извлечь преимущество для себя или для других лиц (конкретно указанных в обвинительном заключении и в приговоре), либо для целей причинения вреда другим лицам.

К сожалению, названные выше требования, необходимые для вменения ст. 201 УК РФ, выполняются далеко не всегда. В частности, по делу в отношении Т-ова В. И. не было указано, почему ограничение подачи воды должникам в ночное время является именно существенным нарушением прав конкретных граждан: сторона обвинения не привела никаких сведений о причинении имущественного вреда или о причинении сильных моральных переживаний, равно как и о причинении вреда здоровью жильцов.

Более того, суд установил, что управляющая компания Т-ова В. И. управляла

176-ю многоквартирными домами, а потому сторона обвинения не смогла вразумительно ответить на вопросы:

1. Почему отвлечение 1,5 млн руб. из средств управляющей компании «Волна» повлекло существенное нарушение прав именно в 48 домах, а не в меньшем или в больше количестве, ведь какой-либо очереди на ремонт в управляющей компании не существовало?

2. Хватило бы этих 1,5 млн руб. на то, чтобы провести работы надлежащего качества по ремонту даже тех 48 домов, где образовалась сырость от дождей и протекала кровля, отвалилась старая краска и т. п. (вопрос о наличии причинной связи в объективной стороне)?

3. Действительно ли эти 1,5 млн руб., если бы они остались на счетах, были бы направлены на ремонт этих 48 домов и не могли быть использованы управляющей компанией как-то иначе (также вопрос о причинной связи)?

Проблему создал и единый расчетный счет управляющей компании «Волна», где все платежи жильцов не были разделены на плату за коммунальные услуги и плату за содержание жилья. Дело в том, что с этого расчетного счета (как установил суд по результатам судебной бухгалтерской экспертизы и допроса эксперта) должны были быть вычтены средства, являющиеся чистой прибылью управляющей компании, т. е. ее вознаграждением. Эксперт определил, что за тот год, в котором Т-ов В. И. потратил деньги на аппараты «Барьер», размер этой прибыли составил более 3 млн руб. Соответственно, сторона обвинения на этот вопрос не обратила внимания и не смогла в суде привести никаких аргументов против возникшей версии, что, быть может, Т-ов В. И. потратил почти половину денег, причитавшихся возглавляемой им управляющей компании, а вовсе не какие-то чужие средства .

В одном из случаев, где усматриваются признаки растраты, действия генерального директора были квалифицированы сразу по трем статьям: ч. 1 ст. 201, ч. 2 ст. 1451 (невыплата заработной платы) и ч. 1 ст. 165 УК РФ. С точки зрения статистики выявляемости и раскрываемости это, наверное, выгодно. С другой стороны, все эти преступления — небольшой и средней тяжести. Квалификация содеянного по статьям о хищении была бы и более правильной, и образовала бы тяжкое преступление, а зна-

чит, повлекла бы более точные правовые последствия для виновного. Следует также заметить, что уголовное дело было рассмотрено в особом порядке, а потому настоящей проверки на прочность не проходило .

Несомненно, вопросы квалификации рассматриваемой нами схемы противоправного поведения по правилам хищения можно развивать. Например, генеральный директор может совершить хищение средств, которые являются чистой прибылью компании, причинив тем самым ущерб этой организации и ее участникам, между которыми эта прибыль подлежала распределению. Хищением может быть обращение денежных средств, поступивших за оплату коммунальных услуг, в пользу работников организации — на премии, повышение заработной платы, на приобретение служебных автомобилей (обратили чужое, хотя и вверенное, имущество в пользу возглавляемой организации и не для достижения уставных целей, распорядившись им как своим собственным — соответствует правовой позиции Пленума Верховного Суда Российской Федерации ). Этот дискурс, однако, не может быть развернут в рамках настоящей статьи из-за ограничений в объемах и тематики.

Вторая схема противоправного поведения в сфере ЖКХ сводится к тому, что руководители управляющей компании незаконно удерживают на расчетных счетах денежные средства, которые перечисляются жильцами в счет оплаты за коммунальные услуги. Кроме того, вопреки положениям нормативных правовых актов, регулирующих порядок оказания коммунальных услуг и управления многоквартирными домами , а также вопреки условиям договоров с ресурсоснабжающими организациями денежные средства, поступившие от жильцов в качестве платы за коммунальные услуги, используются управляющей компанией по своему усмотрению, однако на нужды жильцов: например, проводится капитальный или текущий ремонт многоквартирных домов.

Теоретически можно говорить о хищении и в этом случае. Следует, однако, обратить внимание на то, что управляющая компания расходует деньги по своим уставным целям, на публичные интересы. Говорить о корыстной цели здесь становится сложно: эта ситуация по своей природе отличается от покупки дорогих джипов в целях комфортной перевозки на них генерального

директора и главного бухгалтера управляющей компании.

В судебной практике к настоящему времени наиболее распространены попытки органов предварительного следствия квалифицировать содеянное при таких обстоятельствах по ст. 201 УК РФ. Этот опыт также нельзя признать удачным. К основным проблемам относится следующее.

Во-первых, сложности в определении существенности причиненного вреда, поскольку необходима конкретизация по кругу потерпевших, по тем правам и законным интересам, которые были нарушены таким использованием денежных средств. Отдельного внимания заслуживает установление признака «существенность» применительно к нарушению прав или законных интересов потерпевшего. Особенности определения общественно опасных последствий, использованных в конструкции состава преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, освещались в специальной литературе, а допускаемые ошибки и оптимальные подходы к толкованию этого признака состава преступления хорошо систематизированы .

Во-вторых, противоречие законным интересам организации, которую возглавляет виновное лицо. Для вменения ст. 201 УК РФ не допускаются общие формулировки, поскольку это будет нарушать требования определенности (конкретности) обвинения и точности квалификации, а выводы будут основываться на предположениях. При этом нельзя допускать логические ошибки и выводить признак противоречия интересам организации из факта причинения кому-то существенного вреда: деяние и последствия — это разные признаки объективной стороны со своим собственным содержанием. Точно также нельзя говорить о противоречии интересам организации, ссылаясь на нарушение ее руководителем уголовного закона (например: раз гендиректор совершил злоупотребление полномочиями, то это и есть противоречие интересам организации). В последнем случае без признака противоречия интересам организации нельзя говорить и об объективной стороне ст. 201 УК РФ, т. е. вывод нельзя ставить вперед предпосылок.

Например, Судебная коллегия по уголовным делам Мурманского областного суда оставила в силе оправдательный приговор в отношении бывшего генерального

директора управляющей компании «ЖЦ» гр-на Л. Органами предварительного следствия он обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ (взял в подотчет из кассы 1 млн 550 тыс. руб. и купил шубу), а также ч. 1 ст. 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями усмотрели в том, что Л. сначала применял заниженные тарифы, которые не позволяли обеспечить нужных объемов ремонтных работ в многоквартирных домах, а затем израсходовал 44 млн руб., начисленных за оплату коммунальных услуг, в качестве платы за работу организации-подрядчика по техническому содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирных домах, находящихся в управлении ОАО «УК «ЖЦ»».

Суд не усмотрел в действиях Л. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ, так как получение денег из кассы предприятия для приобретения шубы было документально оформлено — в подотчет, наличие задолженности перед управляющей компанией Л. не отрицал, попыток безвозмездно избавиться от обязательства не предпринимал, а потому в содеянном не усматривался признак безвозмездности.

Состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, суд также не усмотрел, указав следующее: «Согласно Уставу и договорам с собственниками техническое содержание и ремонт общего имущества многоквартирных домов является одной из задач ОАО «УК «ЖЦ»». Суд обоснованно признал, и судебная коллегия с этим соглашается, что оплату генеральным директором выполненных работ по обслуживанию домов нельзя признать действиями, противоречащими законным интересам Общества. Факт использования Л. для этих целей чужих денежных средств в данном случае не выходит за рамки гражданско-правовой ответственности ОАО «УК «ЖЦ» перед ОАО «МТ» и КРГХ администрации (обезличено), так как не было совершено действий вопреки интересам управляющей компании. Согласно решению Арбитражного суда Мурманской области от 22 сентября 2010 г. № А42-1846/2010 неперечисленные управляющей компанией платежи населения за отопление и горячее водоснабжение были взысканы с ОАО «УК «ЖЦ» в пользу КРГХ администрации (обезличено) как неосновательное обогащение» .

В-третьих, для вменения ст. 201 УК РФ необходимо установить такой обязательный признак субъективной стороны, как цель извлечь преимущество для себя или для других лиц либо причинить вред другим лицам. Эти выводы также должны быть конкретными: в чем состоит преимущество, либо кому конкретно собирался причинить вред виновный своими действиями. Умысел по отношению к преимуществу либо ко вреду (т. е. к цели) должен быть прямым, поскольку речь идет именно о цели.

С учетом обозначенных особенностей ст. 201 УК РФ она лишь в редких случаях подходит для квалификации противоправных действий по второй условно обозначенной нами схеме. В этой связи уместно обратить внимание на ст. 165 УК РФ. Особенность ее конструкции состоит в том, что она предполагает причинение ущерба (как минимум крупного, по правилам примечания к ст. 158 УК РФ, т. е. превышая 250 тыс. руб.), любые действия, находящиеся в причинной связи с этим ущербом, а также способ — обман или злоупотребление доверием. Обязательным негативным признаком состава рассматриваемого преступления является «отсутствие признаков хищения». В принципе, могут отсутствовать различные признаки хищения: нет корыстной цели, нет предмета преступления (т. е. посягательства на чужое имущество не происходит), нет изъятия и (или) обращения чужого имущества в пользу виновного или в пользу других лиц (классический случай — недодача должного, причитающегося потерпевшему).

Полагаем, что в приведенном выше случае с ОАО «УК «ЖЦ»» такая квалификация вполне могла иметь место. Обман или злоупотребление доверием могут быть выражены в том, что руководитель управляющей компании обманывает поставщика коммунальных услуг, сообщая о большой задолженности со стороны жильцов или же умалчивает о поступлении денежных средств в определенном объеме, используя доверительные отношения, возникшие из заключенного договора с ресурсоснабжаю-щей организацией, а также из презумпции добросовестности участников гражданско-правовых отношений. Используя эти доверительные отношения, виновный производит перечисления со счетов управляющей компании в меньшем объеме, а поставщик коммунальных услуг полагает, что управ-

ляющая компания перечислила все, что ей заплатили жильцы.

Помещение задержанных денег на депозитные счета под проценты и другие способы обогащения за счет этих денег без признаков их хищения также образует признаки ст. 165 УК РФ: поставщик коммунальных услуг имеет право на все средства, вырученные от эксплуатации причитающихся ему денежных средств. Следует заметить, что и доктрина, и судебная практика рассматривают в качестве ущерба для ст. 165 УК РФ не только прямые убытки, но и упущенную выгоду .

Для вменения ст. 165 УК РФ не требуется устанавливать существенность причиненного вреда, поскольку он определен нормативно и достаточно четко: крупный ущерб для ч. 1 ст. 165 УК РФ, а особо крупный (свыше 1,5 млн руб.) — для ч. 2 ст. 165 УК РФ.

Вместе с тем при вменении ст. 165 УК РФ также могут возникать сложности. В первую очередь требует пристального внимания способ — обман либо злоупотребление доверием. Если, например, поставщик коммунальных услуг дал свое согласие на оставление денежных средств на счетах управляющей компании, то говорить о признаках рассматриваемой статьи уголовного закона станет проблематично.

Конечно, возможна ситуация, когда такое согласие дано генеральным директором или другим руководящим работником ресурсоснабжающей организации вопреки интересам этой организации, и другие участники этой компании не были поставлены в известность о возникшей договоренности по удержанию денежных средств на счетах управляющей компании. В таких случаях можно говорить о злоупотреблении доверием со стороны учредителей (участников) или топ-менеджмента ресурсоснабжаю-щей компании, а также о признаках злоупотребления полномочиями того, кто вступил в сговор с управляющей компанией (если для вменения ст. 201 УК хватает других признаков состава). Возможно также рассматривать вопрос о пособничестве руководителям управляющей компании в совершении преступления, предусмотренного ст. 165 УК РФ (устранение препятствий или заранее данное обещание скрыть следы этого преступления). Несомненно, эти варианты квалификации деяний по второй схеме противоправного поведения, условно обозначенной нами, требуют сбора веских

доказательств, серьезной оперативной и следственной работы.

Вторым аспектом, требующим пристального внимания в случае применения ст. 165 УК РФ, является ущерб. Сложности его установления — примерно те же самые, что и по делам о хищении, и частично мы их уже затрагивали. Следует обратить внимание на следующее:

а) право собственности у каждого участника гражданско-правовых отношений — самостоятельное. Следовательно, крупный или особо крупный ущерб для ст. 165 УК РФ не может быть образован путем сложения нескольких некрупных ущербов, причиненных разным ресурсоснабжающим организациям;

б) если управляющая компания зачисляет все платежи от населения на свой счет, требуется вычесть чистую прибыль, на использование которой она претендует, после чего определиться с ее судьбой. В любом случае для вменения ст. 165 УК РФ нужно четко утверждать, что денежные средства, удержанные на расчетном счете и потраченные на обслуживание многоквартирных домов, не являлись чистой прибылью, а потому управляющая компания не обладает в их отношении правом распоряжения (по своему усмотрению);

в) нужно дифференцировать поступившие от жильцов денежные средства по принадлежности, если они зачисляются на один расчетный счет, но являются платой за услуги разных ресурсоснабжающих организаций. Без такой дифференциации невозможно утверждать, чьи именно денежные средства были удержаны и потрачены нецелевым образом, какому из поставщиков какой ущерб причинен. Для этого необходимо проведение экспертиз, определение структуры денежных средств на счете (например, по основаниям зачисления). Умысел на причинение ущерба компаниям — поставщикам коммунальных услуг необязательно должен быть конкретизированным: виновное лицо может осознавать, что противоправно удерживает на своих расчетных счетах поступившие денежные средства за коммунальные услуги, использует для этого сложившиеся доверительные отношения, предвидит, что направление их, например, на текущий ремонт повлечет безвозвратное их расходование, т. е. причинит убытки ресурсоснабжающим компаниям, и желает потратить эти денежные средства

(которые подлежат перечислению компаниям-поставщикам) на иные цели, относясь к причиняемому вреду безразлично (или сознательно допуская возникновение убытков у поставщиков коммунальных услуг). Конкретная сумма ущерба может виновным и не осознаваться.

Преступление, предусмотренное ст. 165 УК РФ, может представлять собой продолжаемое преступление, когда виновное лицо использует периодичность поступления платежей от населения, процессы накопления денежных средств на счетах и использует их нецелевым образом по мере накопления — совершая тождественные действия юридически подобными способами. Момент окончания преступления в таком случае будет определяться последним установленным эпизодом израсходования денежных средств, поступивших в счет оплаты коммунальных услуг и удержанных на счетах управляющей компании.

Признак «с использованием своего служебного положения» не закреплен в ст. 165 УК РФ в качестве квалифицирующего, однако это обстоятельство может быть учтено для назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности (по усмотрению суда). Важно отметить, что ст. 165 и 201 УК РФ нельзя применить в совокупности на одних и тех же фактических обстоятельствах: они должны образовывать либо реальную совокупность, либо идеальную, но тогда с различными самостоятельными последствиями.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда рассмотрела жалобу на приговор в отношении Добровольской С. М., которая была осуждена за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 201 и п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ. Из приговора было видно, что в обоих составах преступления были вменены одни и те же последствия, деяние также было совершено в одно время и просто получило правовую оценку с разных сторон. В этих условиях кассационная инстанция сочла квалификацию по ст. 201 УК РФ правильной, а по ст. 165 УК РФ — избыточной, дублирующей, и исключила указание на осуждение по ст. 165 УК РФ, наказание было смягчено .

Третья схема противоправного поведения в сфере ЖКХ похожа на вторую тем, что руководители управляющей компании удерживают денежные средства, которые

перечисляются жильцами в счет оплаты за коммунальные услуги. Отличие состоит в том, что платежи от жильцов поступают не в полном объеме, а поступившие денежные средства вопреки существующим условиям договоров и положениям постановлений Правительства РФ перечисляются с нарушением очередности и объемов. Например, одной ресурсоснабжающей организации платежи за предоставленные коммунальные услуги перечисляются в полном объеме, другой — вполовину, а третьей — ничего.

Эта схема представляет наибольшую сложность для уголовно-правовой квалификации, поскольку при большинстве условий не позволяет усмотреть в ней состав преступления. На первый взгляд содеянное можно квалифицировать как хищение: руководитель управляющей компании берет денежные средства, поступившие в качестве оплаты услуг одного поставщика, а обращает их в пользу другого поставщика. Но в этих случаях следует учитывать обстоятельства, которые с огромной вероятностью будут иметь место: управляющая компания по вине потребителей коммунальных услуг имеет задолженность перед обеими ресурсо-снабжающими организациями и пытается «лавировать» — каким-то образом учесть интересы всех. Платежи от потребителей поступают частями, с определенной периодичностью, а потому одновременное перечисление всех денежных средств на счет одного поставщика в этом месяце не исключает того, что в следующем месяце руководитель управляющей компании намеревался перечислить полученные платежи на счет другого поставщика (а первому, напротив, ничего не перечислять). В этом случае, во-первых, нет признака безвозвратности отчуждения чужого имущества, а есть нарушение финансово-хозяйственной дисциплины и рискованное управление поступившими платежами. Неправомерного обогащения ресурсоснабжающих организаций за чужой счет также не происходит. При этом причинение вреда по неосторожности в сфере экономических отношений уголовно ненаказуемо (ввиду рискованного характера самой этой деятельности), субъективной стороны хищения не усматривается.

Применение ст. 201 УК РФ в этих условиях также может вызвать затруднения: как по признакам последствий, так и по признакам субъективной стороны. Нужно будет установить, что руководитель управ-

ляющей компании по каким-то причинам отдает предпочтение одному поставщику, а интересы других грубо нарушает (или вовсе стремится им навредить, привести к признакам банкротства и т. п.).

Отдельного внимания заслуживает и признак противоречия законным интересам управляющей компании: рискованное поведение генерального директора по управлению платежами в конечном итоге может преследовать интересы сохранения платежеспособности управляющей компании, реструктуризации задолженности перед ресурсоснабжающими организациями.

Сложности с применением ст. 165 УК РФ могут возникнуть по признакам «причинение ущерба» (кому конкретно он причинен, в каком размере, особенно в случаях периодического поочередного перенаправления поступивших платежей разным поставщикам коммунальных услуг).

В целом практика уголовно-правовой квалификации правонарушений в сфере ЖКХ находится в стадии становления, а потому требует осмысления и доктриналь-ного сопровождения. Основные ошибки, допускаемые при применении уголовного закона, вызваны некритичным отношением к установлению криминообразующих признаков составов преступлений, излишней осторожностью в вопросах квалификации содеянного по признакам хищения, а также ошибками в установлении принадлежности, экономико-правовой природы денежных средств, которые были оставлены на расчетных счетах управляющих компаний и впоследствии израсходованы.

Несомненно, к квалификации преступлений, совершаемых в сфере ЖКХ, нельзя подходить шаблонно, но, с другой стороны, уже в настоящее время можно определить наиболее оптимальные подходы к правовой оценке, отталкиваясь от наиболее типичных экономических схем противоправного поведения. ^

1. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 27 дек. 2007 г. № 51 // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2008. № 2.

2. Приговор Воскресенского районного суда Нижегородской области от 12 мая 2012 г. (дело № 112/2012) // Актоскоп. URL: /prigovor-st-160-ch-3-uk-rf22052012-4549598/

3. Кассационное определение Мурманского областного суда от 21 июня 2012 г. № 22-1489-2012 // Теория и практика управления многоквартирным домом : специализир. журн. URL: fas2/44257B06005C4ACF 44257B02000F9D31.html.

4. Абз. 4 п. 11, п. 18 О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превыше-

нии должностных полномочий : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 16 окт. 2009 г. № 19 // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2009. № 12.

5. Приговор Курганского городского суда Курганской области от 26 апр. 2013 г. (Дело № 1-78/13) // Судебные акты. URL: regular/doc/ aWWCXbwDkHYP/

6. Приговор Каменск-Уральского городского суда Свердловской области от 13 февр. 2012 г. // Актоскоп. URL: krasnogorsky-svd/ ug/1/ prigovor-v-otnoshenii-kozionov24052012-4558245/.

7. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате : постановление Пленума Верхов. Суда РФ. П. 28.

8. О порядке осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами : постановление Правительства РФ от 15 мая 2013 г. № 416 (в ред. постановления Правительства РФ от 26 апр. 2014 г. № 230) // Рос. газ. 2013. 20 мая; 2014. 8 апр. (Федер. вып.).

9. О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам : постановление Правительства РФ от 23 мая 2006 г. № 307 (в ред. постановлений Правительства от 21 июля 2008 г. № 549; от 29 июля 2010 г. № 580; от 6 мая 2011 г. № 354; от 25 июня 2012 г. № 635, от 27 авг. 2012 г. № 857) // Рос. газ. 2006. 1 июня. (Федер. вып.).

10. О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов : постановление Правительства РФ от 6 мая 2011 г. № 354 (с посл. изм.) // Рос. газ. 2011. 1 июня. (Федер. вып.).

11. Яни П. С. Общественно опасные последствия должностных преступлений // Законность. 2014. № 3. С. 39—43.

12. Егорова Н. А. Конституция Российской Федерации и уголовно-правовые нормы о служебных преступлениях // Вестн. Волгогр. акад. МВД России. 2014. № 1 (28). С. 56-57.

13. Кассационное определение Мурманского областного суда от 7 авг. 2012 г. № 22-1814-2012 // РосПравосудие . URL: court-murmanskij-oblastnoj-sud-murmanskaya-oblast-s/ act-106293402/

14. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате : постановление Пленума Верхов. Суда РФ. П. 16.

15. Лопашенко Н. А. Посягательства на собственность. М., 2012. С. 213.

16. Кассационное определение Пермского краевого суда от 5 марта 2013 г. № 22-1347-2013 // РосПравосудие . URL: court-permskij-kraevoj-sud-permskij-kraj-s/act-425842444/.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

О порядке осуществления деятельности по управлению многоквартирными домами : постановление Правительства РФ от 15 мая 2013 г. № 416 (в ред. постановления Правительства РФ от 26 апр. 2014 г. № 230) // Рос. газ. — 2013. — 20 мая; 2014. -8 апр. — (Федер. вып.).

О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов : постановление Правительства РФ от 6 мая 2011 г. № 354 (в ред. постановлений Правительства РФ от 4 мая 2012 г. № 442; от 27 авг. 2012 г. № 857; от 16 апр. 2013 г. № 344; от 14 мая 2013 г. № 410; от 22 июля 2013 г. № 614; от 19.09.2013 г. № 824; от 17 февр. 2014 г. № 112; от 25 февр. 2014 г. № 136; от 26 марта 2014 г. № 230; от 24 сент. 2014 г. № 977; с изм., внес. Определением Верхов. Суда РФ от 19 марта 2013 г. № АПЛ13-82; решением Верхов. Суда РФ от 31 мая 2013 г. № АКПИ13-394) // Рос. газ. — 2011. -1 июня. — (Федер. вып.).

О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам : постановление Правительства РФ от 23 мая 2006 г. № 307 (в ред. постановлений Правительства от 21 июля 2008 г. № 549; от 29 июля 2010 г. № 580; от 6 мая 2011 г. № 354; от 25 июня

2012 г. № 635, от 27 авг. 2012 г. № 857) // Рос. газ. — 2006. — 1 июня. — (Федер. вып.).

О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 16 окт. 2009 г. № 19 // Бюл. Верхов. Суда РФ. — 2009. — № 12.

О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 27 дек. 2007 г. № 51 // Бюл. Верхов. Суда РФ. — 2008. — № 2.

Приговор Воскресенского районного суда Нижегородской области от 12 мая 2012 г. (дело № 112/2012) // Актоскоп . -URL: vosk resensky-nnov/ug/1/prigovor-st-160-ch-3-uk-rf22052012-4549598/

Кассационное определение Мурманского областного суда от 21 июня 2012 г. № 22-1489-2012 / / Теория и практика управления многоквартирным домом : специализир. журн. — URL: B06005C4ACF44257B02000F9D31.html.

Приговор Курганского городского суда Курганской области от 26 апр. 2013 г. (Дело № 1-78/13) // Судебные акты. — URL:

Приговор Каменск-Уральского городского суда Свердловской области от 13 февр. 2012 г. // Актоскоп. — URL: /yfo/sverdobl/ krasnogorsky-svd/ ug/1/ prigovor-v-otnoshenii-kozionov24052012-4558245/.

Кассационное определение Пермского краевого суда от 5 марта 2013 г. № 22-1347-2013 // РосПравосудие. — URL:

Кассационное определение Мурманского областного суда от 7 авг. 2012 г. № 22-1814-2012 // РосПравосудие. — URL: court-murmanskij-oblast-noj-sud-murmanskaya-oblast-s/ act-106293402/

Егорова Н. А. Конституция Российской Федерации и уголовно-правовые нормы о служебных преступлениях // Вестн. Волгогр. акад. МВД России. -2014. — № 1 (28). — С. 54-59.

Лопашенко Н. А. Посягательства на собственность : монография / Н. А. Лопашенко. — М. : ИНФРА-М, 2012. — 393 с.

Яни П. С. Общественно опасные последствия должностных преступлений // Законность. — 2014. -№ 3. — С. 39-43.

Classification of Housing Maintenance and Utilities Board Crime Peculiarities

© Shikhanov V., 2014

Enterprise managing aparts houses activity, as well as service provider activity have been in the full glare of government bodies. Examinations made by external regulatory agencies and processing of people complaints and applications allowed to reveal the practice of human rights and protected by law state interest violations as well as the community facilities rights and lawful interests. Elements of crimes are discovered in many cases, however the acts of the kind classification turns out to be a challenge.

Key words: crime; criminal responsibility; housing maintenance and utilities board; the community facilities; abuse; trover; embezzlement; asset management company.

Судебная практика (приговоры) по ст. УК РФ

Решение по уголовному делу

Карточка на дело № 1-31/2014

Дело

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

                                                                                              г. Луховицы

Мировой судья  судебного участка № 106 Луховицкого судебного района Московской области Щетинин В.С., с участием государственного обвинителя помощника Луховицкого городского прокурора Черемушкина Д.Н., подсудимого и гражданского ответчика Мурадян ГС1, защитника Фомина С.А. представившего  удостоверение и ордер 066343 от , при секретаре Бурцевой Л.А., а также  представителя потерпевшего и гражданского истца Фамилия Имя Отчество2, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Мурадян ГС1, рождения, уроженца и гражданина Республики , военнообязанного, с неполным средним образованием, женатого, имеющего на иждивении двоих малолетних детей, не работающего, зарегистрированного Республика район, с. , временно зарегистрированного область, г. , ул. , кв. 20, проживающего Московская область, г. Луховицы, ул. , д. 222, не судимого, обвиняемого  в совершении преступления предусмотренного ст.165 ч.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Мурадян ГС1 согласен с предъявленным обвинением в том, что он в г. Луховицы Московской области причинил имущественный ущерб собственнику путём злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения в крупном размере при следующих обстоятельствах:

Мурадян ГС1, являясь собственником жилого дома и земельного участка, расположенного по адресу: Московская область, г. Луховицы, ул. , д. 222 и   абонентом ГУП МО «Мособлгаз» «Коломнамежрайгаз» (лицевой счет ), около 09 часов, действуя с единым умыслом, направленным на причинение имущественного ущерба собственнику, путём злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, с корыстной целью, несанкционированно осуществил во дворе вышеуказанного дома врезку к цокольному вводу газовой трубы, присоединил к ней при помощи тройника два шланга с одной стороны, а другие концы подвёл к двум котлам находящимся в теплице, после чего стал потреблять природный газ, минуя прибора учёта, причинив своими действиями имущественный ущерб  ГУП МО «Мособлгаз» с по на сумму 342123 руб.86 коп., с 20.12. 2012 года по на сумму 342123 руб. 86 коп, с по на сумму 192012 руб.25 коп, а всего причинил ГУП МО «Мособлгаз» имущественный ущерб в крупном размере на сумму 876259 руб.97 копеек.

В ходе ознакомления с материалами уголовного дела, при разъяснении требований статьи 217 УПК РФ, Мурадян ГС1 было заявлено ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, которое он поддержал после консультации с защитником и в судебном заседании. Указанное ходатайство Мурадян ГС1 в судебном заседании поддержал и его защитник, адвокат Фомин С.А.

Возражений со стороны государственного обвинителя и представителя потерпевшего и гражданского истца  Фамилия Имя Отчество2 о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства не поступило.

Суд приходит к выводу, что ходатайство заявлено в соответствии с требованиями главы 40 УПК РФ и подлежит удовлетворению.

По материалам уголовного дела и результатам судебного заседания с участием сторон, суд убедился в обоснованности обвинения, с которым согласился подсудимый, и считает постановить обвинительный приговор.

Находя вину Мурадян ГС1 доказанной, суд усматривает в его действиях причинение имущественного ущерба собственнику путём злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения в крупном размере и полагает квалифицировать его действия по ст.165 ч.1 УК РФ.

При назначении наказания суд учел обстоятельства дела, данные о личности подсудимого, характер и степень общественной опасности содеянного.

Преступление, предусмотренное ст. 165 ч.1 УК РФ, в силу ст.15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести, так как максимальное наказание предусмотрено не свыше двух лет лишения свободы.

Мурадян ГС1 не судим, к административной ответственности не привлекался, на учёте у врача нарколога и психиатра не состоит, по месту жительства характеризуется как лицо, на которое жалоб и нареканий со стороны соседей не поступало (л.д.135-139,142-143, 145,149)

Обстоятельством, смягчающим наказание в соответствии со ст. 61 УК РФ судья признаёт наличие на иждивении двоих малолетних детей и явку с повинной. Обстоятельств отягчающих наказание в соответствии со ст.63 УК РФ судья по делу не признаёт. Кроме этого при назначении наказания судья учитывает признание Мурадян ГС1 своей вины и раскаяние в содеянном.

Учитывая изложенное, обстоятельства дела, данные о личности подсудимого, а также мнение представителя потерпевшего, государственного обвинителя, суд находит возможным исправление подсудимого без изоляции его от общества, поскольку он впервые совершил преступление небольшой тяжести.

Потерпевшим ГУП МО «Мособлгаз» заявлен гражданский иск в возмещении материального ущерба в размере 876259 руб. 97 коп. Представитель потерпевшего Петрушинский М.Ю. в судебном заседании исковые требования поддержал. Подсудимый исковые требования признал в полном объеме.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, а поскольку Мурадян ГС1 признан виновным, материальный ущерб не возместил, исковые требования признал, суд считает, требования потерпевшего подлежат удовлетворению в полном объеме.

За осуществление защиты Мурадян ГС1 в суде в порядке ст.51 УПК РФ, защитнику Фомину С.А. вынесено постановление о выплате вознаграждения в сумме 550 рублей. В силу ч.10 ст.316 УПК РФ указанная сумма процессуальных издержек подлежит возмещению за счёт средств федерального бюджета.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 316 ст. ст. 307-309 УПК РФ, суд

П О С Т А Н О В И Л:

            Мурадян ГС1, признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 165 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 18000 (восемнадцать тысяч) рублей.

Взыскать с Мурадян ГС1 в пользу ГУП МО «Мособлгаз» в счёт возмещения материального ущерба 876259 руб. 97 коп. (восемьсот семьдесят шесть тысяч двести пятьдесят девять рублей 97 коп.)

Вещественные доказательства:  шланг желтого цвета диаметром 35 см., резиновый шланг диаметром 4,5 см 2 части, резиновый шланг 7 см. находящиеся  в камере хранения  ОМВД России по району уничтожить по месту хранения.

Меру пресечения Мурадян ГС1 подписку о невыезде и надлежащем поведении после вступления приговора в законную силу отменить.

Процессуальные издержки в сумме 550 (пятьсот пятьдесят) рублей подлежат возмещению за счёт средств федерального бюджета.

На приговор может быть подана жалоба, а прокурором принесено представление в апелляционном порядке в течение 10 суток со дня его провозглашения через мирового судью в Луховицкий районный суд с соблюдением требований ст.317 УПК РФ.

В случае подачи апелляционной жалобы, принесения апелляционного представления осужденный вправе в течение 10 суток со дня провозглашения приговора ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Мировой судья                                                                                               ЩЕТИНИН В.С.

Приговор ч. 1 ст. 164 УК РФ Приговор п.п. «а», «б» ч.2 ст.165 УК РФ

1 год ago

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *