Льготы для инвесторов на дальнем востоке

Зачем создавались ТОР и прочие меры поддержки вложений на востоке страны

В преддверии четвертого Восточного экономического форума EastRussia и Дальневосточный федеральный университет продолжают серию мини-лекций на самые актуальные вопросы повестки мероприятия. Лекцию вторую читает доцент кафедры международных отношений Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ, кандидат политических наук Леонид Козлов, — о том, повлияли ли территории опережающего развития на экономику Дальнего Востока.

льготы для инвесторов на дальнем востоке

Фото: Фотобанк ВЭФ-2017 / ТАСС

Леонид Козлов Доцент кафедры международных отношений Восточного института — Школы региональных и международных исследований ДВФУ, кандидат политических наук

В этом вопросе надо для начала пояснить, что экономическое развитие Дальнего Востока не может рассматриваться центром в отрыве от социальных и политических задач. С чисто экономической, предпринимательской точки зрения наиболее выгодны на Дальнем Востоке вахтовый метод производства и эксплуатация природных ресурсов. Население здесь редкое, расстояния большие, климат в основном холодный, часты наводнения, поэтому почти всё производство с более-менее высокой добавленной стоимостью будет проигрывать центральной России и сопредельным регионам стран Северо-Восточной Азии. Но вахтовый метод и обусловленное им отсутствие постоянного населения создают для России в перспективе политическую угрозу потери контроля над территорией Дальнего Востока. Поэтому экономическое развитие – это промежуточная цель региональной политики России на Дальнем Востоке, а конечная – это создание постоянного населения, носителей гражданского самосознания Российской Федерации, лояльных нашему государству.
 
Влияние точек роста, названных ТОРами, на экономику Дальнего Востока мы оценить сейчас адекватно не можем, просто потому что они в основном не построены. ТОРы, как их ни назови, должны быть отдельными площадками с подведённой водой, канализацией, электричеством, автодорогой с твёрдым покрытием, а желательно и с железнодорожным тупиком, а также с оградой и КПП. Лишь после этого инвестор может запустить здесь производство на полную мощность. Зон с льготным экономическим статусом в мире сегодня существуют тысячи, поэтому успешная транснациональная компания с инновационными технологиями едва ли будет всерьёз рассматривать размещение в ТОР до её полного ввода в эксплуатацию. Понятно, что обустройство такой площадки требует крупных инвестиций, но всё же гораздо меньших, чем запуск заводов и целых отраслей, как это было в советский период.
 
У нас же после провозглашения инициативы ТОРов власти пытались максимально снизить затраты и ускорить отчётность, поэтому усиленно использовали старые площади и вовлекали местный бизнес, который работал бы в регионе и без ТОРов. Конечно, кое-какой эффект для непосредственно участвующего бизнеса от подобного ТОРа будет, но значимый макроэкономический результат вряд ли следует ожидать.
 
Другой проблемой является то, что обеспечить ТОРы коммунальными услугами могут лишь местные монополисты, которые не испытывают большого энтузиазма от того, что их вынуждают обустраивать новые промзоны в чистом поле. По первоначальным планам центра, в 2018 году некоторые ТОРы уже должны были стать конкурентоспособными в международном сравнении, а на практике одни до сих пор находятся в стадии строительства, а другие являются старыми конфетами в новой обёртке.
 
Ещё одна проблема с ТОРами состоит в том, что их слишком много. Все соответствующие специалисты по региональной экономике и социально-экономической географии сходятся во мнении, что производственные и транспортно-логистические экономические зоны – это штучный продукт, и даже процветающее государство не имеет столько лишних средств, чтобы создавать их пачками. Главная задача особых экономических зон – это диффузия инноваций, проще говоря, принимающая страна пытается подсмотреть у успешных транснациональных компаний, как они работают, чему-то у них учится, помогает стартовать собственным инновационным предпринимателям. В качестве примеров значительного благотворного влияния особых зон на национальную экономику Всемирный банк обычно приводит слаборазвитые жаркие страны, где минимальны расходы на энергетику и рабочую силу. Исключение составляет Китай, но и там при углублённом знакомстве с предметом главная роль особых зон в макроэкономическом рывке страны в 1980-2000-е гг. выглядит сомнительной.
 
В экономике России особые зоны никогда не играли существенной роли (например, они привлекали всего около 9 % прямых иностранных инвестиций), и их основная польза заключалась как раз в диффузии инноваций. В любом случае, даже если центр всё сделает по апробированным в мире рецептам, то есть построит по одному ТОРу около каждого крупного города, но построит на мировом уровне, потребуется ещё лет пять, чтобы оценить их эффект для региональной экономики. Пока создаются нынешние ТОРы, миграционный отток с Дальнего Востока продолжается. Впрочем, ТОР – это лучше, чем ничего, и там, где основная часть работ уже сделана, конечно, надо их ввести в эксплуатацию.
 
Как представляется, экономические льготы на всей территории Дальнего Востока оказывают более быстрое и более заметное влияние на региональную экономику и на умонастроения местных жителей. Кроме того, они позволяют прибыльнее работать малому и микробизнесу, в том числе в отдалённых поселениях, которому заказан путь в ТОРы из-за нехватки компетенций и стартового капитала. Однако, чтобы привлечь на Дальний Восток крупный и средний бизнес из других регионов и стран в массовом порядке, эти льготы должны быть очень большими. С.С. Артоболевский, один из ведущих отечественных специалистов по региональному развитию, полагал, что инвесторы приходят в периферийный депрессивный регион, когда государство компенсирует им не менее 30-40% стоимости размещения.
 
При планировании точек роста российские чиновники традиционно любят также употреблять термин «кластеры», однако понимают их, скорее, как советские территориально-производственные комплексы (ТПК), в которых одно предприятие дополняет другое. ТПК – тоже хорошее дело, но для его создания требуются ресурсы и полномочия административно-командной системы. Под кластерами же основоположник данной теории Майкл Портер понимает, в первую очередь, сообщество однотипных производителей, остро конкурирующих между собой на ограниченной территории и в этой конкуренции доводящих свою продукцию до высшего качества. Соответственно, создавать точки роста в форме производственных кластеров имело смысл, прежде всего, в тех отраслях дальневосточной экономики, где есть внутренняя конкуренция, то есть в переработке рыбы, древесины, некоторых сельхозпродуктов (например, сои), в морской логистике и т.п. Пока ТОРы выглядят как случайный набор резидентов, которые в принципе проявили интерес к этому проекту, и до кластерного эффекта там очень и очень далеко.
 
В качестве специализации точек роста на Дальнем Востоке также озвучиваются наука и туризм. В первом случае, наверное, реальные перспективы есть у Владивостока, во втором – у Владивостока и Камчатки. При этом и в ТОРах, и в научном кластере, и в сфере туризма центр должен обратить пристальное внимание на вопрос комфортной среды проживания. Сейчас она ужасающе дискомфортная в сравнении с центральной Россией. Один только вид из окна электрички от аэропорта Владивосток до центра города может ввергнуть в уныние и потенциального инвестора, и учёного, и туриста.
 
В целом, новых федеральных мер поддержки инвесторов на Дальнем Востоке с 2007 г. было принято такое количество, что теперь можно ограничиться их ручной настройкой в тех ситуациях, когда они буксуют на местном уровне, а также усилить борьбу с коррупцией при реализации проектов развития. Региональные и муниципальные власти получили довольно много новых обязанностей, зачастую без дополнительного финансирования, как в истории с дальневосточным гектаром, и это нередко вызывает затруднения, которые вынужден решать лично полпред.
 
Вообще, согласовать в одной государственной программе действия центра, регионов, муниципалитетов, госкорпораций и частного бизнеса – задача архисложная, поэтому разработчикам региональной политики России можно посоветовать сосредоточиться на дерегулировании местной экономической инициативы вместо изобретения новых административных надстроек. А также им надо запастись терпением, поскольку, как показывает мировой опыт, в этом деле устойчивый положительный результат если и приходит, то не ранее, чем через 10-20 лет.
 

www.eastrussia.ru

В 2017 году прямые инвестиции в экономику Дальнего Востока превысили 17%, что вывело ДФО в лидеры среди других федеральных округов. Причиной всплеска инвестиционной привлекательности чиновники считают «общую государственную политику, предусматривающую значительные льготы для инвесторов в дальневосточную экономику». NaDV.ru разобрался, что скрывается за это формулировкой.

На Дальнем Востоке в прошедшем году зафиксирован беспрецедентный рост объема привлеченных инвестиций: по данным Росстата, объем инвестиций в основной капитал в ДФО составил 1,217 трлн рублей или 117,1% по отношению к 2016 году. В среднем по России этот показатель составил 104,4%. Сопоставимый результат (116,4%) только у Южного федерального округа за счет роста инвестиций в Республику Крым и Севастополь.

— Более половины 17%-ного прироста инвестиций в основной капитал обеспечили резиденты территорий опережающего развития (ТОР) и Свободного порта Владивосток (СПВ), в том числе иностранные, вложив в экономику Дальнего Востока более 90 миллиардов рублей — 26% всех иностранных инвестиций, пришедших в Россию в минувшем году. Эти цифры наглядно подтверждают, что через небольшой период времени мы увидим рост производства на Дальнем Востока, — подчеркнул и.о. главы Минвостокразвития России Александр Галушка.

Лидерами среди субъектов по росту инвестиций стали Амурская область — 186 624,1 млн рублей (+36,6%), Якутия – 384 853,3 млн рублей (+35,4%) и Сахалинская область — 299 467,1 млн рублей (+17,3%).

Что скрывают цифры?

Свою долю «живых» инвестиций в общую копилку принесли резиденты территорий опережающего развития и Свободного порта Владивосток.

Сегодня на Дальнем Востоке действуют 18 ТОР. Действие закона об СПВ распространяется на 21 муниципалитет в Приморском, Хабаровском и Камчатском краях, в Чукотском АО и Сахалинской области.

По данным Корпорации развития Дальнего Востока (КРДВ), за 4,5 года в регионах ДФО, благодаря новым инструментам развития, бизнесом инициировано 1200 инвестиционных проектов на сумму 3,7 трлн рублей. Это позволит создать 120 тысяч новых рабочих мест.

Однако это общий вал инвестиций, в том числе заявленных. Объем же фактически вложенных резидентами ТОР и СПВ денег составляет почти 196 млрд рублей. По информации специального проекта NaDV.ru «Все новые предприятия Дальнего Востока» в регионе уже работают 107 новых предприятий.

— К концу 2017 года было реализовано 83 проекта с общей суммой инвестиций 157,8 млрд рублей, создано более восьми тысяч новых рабочих мест, — сообщил NaDV.ru генеральный директор АО «Корпорация развития Дальнего Востока» Денис Тихонов.

В Амурской области «Газпром» строит в ТОР «Свободный» крупнейший в России газоперерабатывающий завод. Объем инвестиций на первом этапе составляет 1 трлн руб.

По данным КРДВ, в 2017 году более трети от общего объема инвестиций в ТОР и СПВ поступило в создание обрабатывающих производств. Еще около 30% было направлено на проекты, связанные с транспортом и логистикой, примерно по 8% средств — в сельское хозяйство и строительный бизнес. Менее популярными стали добывающая промышленность (6%) и сфера услуг (5%).

Более 60% инвестиций резиденты Свободного порта Владивосток вложили в проекты в сфере логистики и транспорта, около 19% — в строительный бизнес. А вот резиденты ТОР более 60% средств инвестировали в обрабатывающее производство, на втором месте — сельское хозяйство, с 14% инвестиций.

— ТОР и СПВ полностью изменили экономику региона: теперь 90% инвестиций не связаны с добычей полезных ископаемых. Эти средства идут в развитие промышленности, логистики, сельское хозяйство, туризм, — отметил Александр Галушка.

В частности, в ТОР «Свободный» в Амурской области «Газпром» строит крупнейший в России газоперерабатывающий завод: на первом этапе  инвестиции в проект составляет 1 трлн руб.

В октябре 2017 года было запущено предприятие «МК Рефтранс», которое занимается поставками свежемороженой рыбы по маршруту Владивосток — Москва. Перевозки осуществляются ускоренными контейнерными поездами. Объем инвестиций в проект составил 637 млн рублей.

В Магаданской и Еврейской автономной области появились два крупнейших для этих регионов производства – горно-обогатительные комбинаты на базе Наталкинского золоторудного и Кимкано-Сутарский железорудного месторождений. Фактические инвестиции в проекты – порядка 23,5 млрд рублей.

Иностранные инвестиции

По данным Минвостокразвития России, сегодня порядка 92% частных инвестиций, вложенных Дальний Восток, — российские, около 8% — иностранные. В ведомстве, называют такую пропорцию «естественной».

— На льготы и преференции в экономике первым активнее реагирует отечественный бизнес, ему понятна страна, законодательство, язык в конце концов, — отметил Александр Галушка.

Впрочем, уже есть иностранные инвесторы, которым язык и законодательство России стали понятны. В ТОР сейчас реализуют свои проекты 25 резидентов из Китая, Японии, Вьетнама, Австралии, Сингапура и других стран. Самыми интересными отраслями для них стали обрабатывающее производство (около 40%), а также сельское хозяйство и сфера услуг.

В СПВ — 32 иностранных резидента из Китая, Южной Кореи, Японии и других стран. В качестве приоритетных отраслей для инвестиций они выбрали обрабатывающее производство и услуги.

Так, например, на Дальний Восток впервые пришел вьетнамский молочный гигант TrueMilk, который уже приступил к развитию молочного животноводства в Приморье.

В 2017 году индийская корпорация KGK запустила во Владивостоке фабрику по алмазоогранке. На запланированную мощность предприятие намерено выйти через полтора года. Объем инвестиций в проект за этот период составит почти полмиллиарда рублей.

— Запуск нового производства на Дальнем Востоке в статусе резидента Свободного порта Владивосток позволяет воспользоваться соответствующими преференциями для развития бизнеса в регионе и открывает серьезные возможности экспорта ограненных бриллиантов в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, — считает Сандип Котари, управляющий директор группы компаний KGK.

Динамика проектов подтверждает возрастающий интерес со стороны иностранных инвесторов и эффективность капиталовложений на Дальнем Востоке. Сюда пришел бизнес из Китая, Японии, Кореи, Австралии, Сингапура, Казахстана, Италии, Индии, Литвы, Израиля и других стран. Инвесторы находят перспективные ниши, прорывные технологии, запускают проекты и получают прибыль, — считает генеральный директор КРДВ Денис Тихонов.

Как так получилось?

Инвестиционный прорыв обеспечили не только стимулирующие законы, но и впервые созданная в России система институтов развития Дальнего Востока.

Инфраструктура. Созданием необходимой для промышленных предприятий дорожной, энергетической и коммунальной инфраструктуры занимаются Корпорация развития Дальнего Востока совместно с региональными властями. Сейчас для нынешних и будущих предприятий КРДВ создает более 170 объектов инфраструктуры. Речь идет о 350 километрах новых автомобильных дорог, 550 км линий электропередач, 170 км линий водо-, тепло- и газоснабжения. Всего в 2017 году было построено 28 объектов.

Кадры. Для кадрового обеспечения инвесторов несколько лет назад было создано Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ). При содействии Агентства уже трудоустроены на дальневосточных предприятиях 10 тысяч специалистов.

В 2017 году в пяти регионах Дальнего Востока энерготарифы снижены до среднероссийского уровня. По сути, устранено неравенство, десятилетиями сдерживавшее развитие экономики макрорегиона. Так, для Чукотского АО тарифы на электроэнергию снизились почти в три раза, для Республики Саха (Якутия) – в два, для Магаданской, Сахалинской областей и Камчатского края, в среднем на треть. Экономия предприятий составила 21 млрд рублей; в 2018 году, по прогнозам, — около 35 млрд рублей. Пока эта мера действует до 2020 года. Вместе с тем для снижения себестоимости электроэнергии в ДФО разрабатывается программа развития дополнительных энергомощностей.

Новое законодательство. За четыре года принято 30 законов и 150 подзаконных актов, направленных на упрощение процедур инвестирования, снижение административных барьеров, и, что крайне важно, на закрепление действующих льгот.

Так, в начале марта правительство внесло в Госдуму ряд законопроектов. Первый из них вносит поправки в Налоговый кодекс, позволяющие продлить срок действия льготных тарифов (7,6%) страховых взносов для резидентов ТОР и СПВ, которые придут в Дальневосточный федеральный округ до 2025 года. Как пояснил министр Александр Галушка, «мы на десять лет продлим льготы по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды, то есть пониженные ставки будут действовать до 2035 года».

Второй законопроект — о гарантиях неухудшения условий ведения бизнеса для инвестора. 10 лет он сможет работать на тех условиях, на которых заключил инвестиционное соглашение. Кроме этого, в разработке находятся законопроекты о выдаче рабочих виз для инвесторов и работников предприятий в ТОРах и СПВ на срок до 10 лет, а также о предоставлении налоговых льгот инвесторам, которые инвестируют средства в инфраструктуру, в объеме этих вложений.

В своей работе КРДВ столкнулось «с чрезмерно зарегулированными сферами земельных отношений и градостроительной деятельности». Также не позволяют гибко и рационально финансировать создание инфраструктуры действующие бюджетные правила. Предложение экспертов внести необходимые поправки в закон о ТОР нашло поддержку Правительства страны: Дмитрий Медведев поручил подготовить необходимый законопроект, чтобы упростить процедуру экспертизы проектной документации, требования к проведению изысканий для подготовки документации по планировке ТОР. Тогда корпорация сможет по ускоренному механизму получать земельные участки от муниципалитетов.

 Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ) в 2017 году впервые в России запустило информационную систему сопровождения инвестиционных проектов. Сегодня ее используют все инвесторы ТОР и свободного порта. Также АПИ открыло представительство в Пекине, в процессе открытия — представительства в Шанхае, Харбине, Сеуле и Мумбаи.

Снижение административного давления. В прошлом году более половины резидентов ТОР и СПВ столкнулись с проверками со стороны контрольно-надзорных органов, хотя 80% из них проработали меньше года. Для решения этой проблемы Минвостокразвития России совместно с Генпрокуратурой, создав межведомственную рабочую группу по защите прав инвесторов Дальнего Востока, выработали ряд мер. В частности, количество внеплановых проверок сокращено до 30% от общего числа запланированных, при проверках запрещено изымать жесткие диски, чтобы не останавливать работу предприятий.

Что дальше?

В 2017 году принят ряд решений, который, как прогнозируют эксперты, должен повысить инвестиционную привлекательность регионов Дальнего Востока. В частности, государство будет стимулировать приток инвестиций в глубокую переработку водно-биологических и лесных ресурсов.

В 2017 году впервые в России заработал механизм инвестиционных квот на вылов рыбы: их получат те предприятия, которые вкладывают средства в рыбопереработку и строительство новых судов. К аукциону на дальневосточные рыбные ресурсы допущено 24 проекта стоимостью 50 млрд рублей: из них десять нацелены на строительство новых судов, и 14 – на создание современных рыбоперерабатывающих заводов.

В 2018 году инвестиционные квоты будут выделены для поддержки проектов строительства на Дальнем Востоке судов-краболовов и средне- и малотоннажных судов для вылова минтая и сельди. Впрочем, пока дальневосточные судостроители не способны конкурировать с зарубежными и российскими верфями на западе страны в создании современных высокотехнологичных судов. В связи с этим Агентству Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта поставлена задача — найти инвесторов для строительства на Дальнем Востоке специализированной рыболовной верфи.

В 2017 году было принято важное для притока инвестиций в лесопереработку решение: к 2021 году экспортная пошлина на круглый лес для тех, кто не занимается переработкой, поэтапно увеличится с 25% до 80%! Для тех же, кто осуществляет глубокую переработку древесины на Дальнем Востоке, такая пошлина составит всего 6,5%.

Кроме того, уже утвержден новый порядок преимущественного предоставления лесных участков для проектов в области глубокой переработки леса. Такие инвесторы смогут получить их без аукциона, подав заявку в Минвостокразвития России и получив одобрение правительственной подкомиссии во главе вице-премьером — полпредом президента в ДФО Юрием Трутневым.

МНЕНИЯ

Александр Абрамов, профессор кафедры математических методов в экономике Школы естественных наук ДВФУ:

— Лидерство Дальневосточного федерального округа в привлечении инвестиций – это, конечно, результат системы льгот и преференций, законодательных инициатив и усилий институтов развития во главе с министерством по развитию Дальнего Востока.

Благодаря новым инструментам развития в макрорегионе реализуется в общей сложности около 1200 новых проектов на сумму 3,7 трлн рублей.

Удастся ли сохранить набранный темп роста инвестиций в условиях ужесточения экономических санкций? Хочу отметить, что Китай, Корея, Япония, Индия, Индонезия, Филиппины и другие страны Юго-Восточной Азии, в общем-то, не ввели против России санкции. Во всяком случае, рынки, на которые мы хотим выходить, остаются для нашей страны открытыми. В Азиатско-Тихоокеанском регионе есть целые группы стран, в том числе со значительными золотовалютными резервами, которые пришли на Дальний Восток с крупными проектами. Все это вселяет надежду и осторожный оптимизм.

Николай Харитонов, депутат Госдумы РФ:

— Я думаю, положительная динамика привлечения иностранных инвестиций в экономику Дальнего Востока и интерес к региону сохранятся. Те инвесторы, которые пришли из Китая. Японии, Индии и других стран, они нашли инвестиционный климат в регионе привлекательным, и, думаю, успешность их проектов послужит положительным примером для других.

Корректировка законодательства, расширяющего льготы и преференции для тех, кто придет поднимать экономику ДФО, продолжается, но сейчас, я думаю, необходимо больше внимания уделить улучшению социальной инфраструктуры на Дальнем Востоке. Чтобы люди видели, что им есть, где работать, что зарплата достойная, что жилье – доступное, что условия для жизни — комфортные. Это важно, иначе новые предприятия, в том числе с иностранными инвестициями, будут испытывали проблемы с кадрами.

minvr.ru
льготы для инвесторов на дальнем востоке Иван Шлыгин 30.08.2016 17:14 4470

Внимание на Дальний Восток обратили чиновники и инвесторы, так как появились новые драйверы для развития этой территории, которая составляет примерно третью часть России. Привлечению интереса к региону помогает Восточный экономический форум (ВЭФ), учрежденный указом президента Российской Федерации Владимира Путина. В этом году он пройдет с 2 по 3 сентября. 

Представители Минвостокразвития и эксперты помогли Financial One определить интересные возможности региона, включая бесплатное предоставление одного гектара земли каждому жителю России, налоговые льготы и субсидии для бизнеса, участие в совместных проектах с иностранными инвесторами из Китая, Кореи, Японии и других стран. Стоит отметить тот факт, что правительство Японии, согласно сообщению агентства Kyodo, решило развивать экономическое сотрудничество с Россией даже в том случае, если при этом не будет прогресса в решении территориального вопроса.

1. Сырьевая база и доступ к морям

К факторам инвестиционной привлекательности Дальнего Востока в первую очередь можно отнести наличие обширной сырьевой базы (нефть, газ, уголь, золото, алмазы, лес и др.), доступ к морям у большей части регионов Дальневосточного округа, а также непосредственную близость стран-потребителей сырья (Китай, Корея, Япония и др.), говорит управляющий по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка Александр Полютов.

Управляющий директор CIB Дальневосточного банка ПАО Сбербанк Сергей Радюшин объясняет, что население Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) составляет порядка 3 млрд человек. «Все крупнейшие рынки сбыта и основные потребители промышленной продукции находятся здесь – в Китае, Японии, Корее. И это позволяет обеспечивать лучшую себестоимость товара за счет логистической составляющей. На Дальнем Востоке очень выгодно с точки зрения логистики размещать производство, которое будет являться составным элементом цепочки добавленной стоимости конечного продукта, выпускающегося в АТР», — рассказывает эксперт.

Некоторые китайские фирмы из соображений логистики прямо заинтересованы в создании совместных предприятий именно там, соглашается советник по макроэкономике генерального директора «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. Особенно это хороший вариант для тех случаев, когда для реализации инвестпроектов на Дальнем Востоке уже существует инфраструктура.

2. Один гектар для каждого гражданина России

Возможность для каждого гражданина России бесплатно получить в пользование 1 гектар земли на Дальнем Востоке для жилищного строительства, фермерства, либо другой предпринимательской деятельности (надальнийвосток.рф). Подать заявку можно будет с начала февраля 2017 года. Для жителей Дальнего Востока сделано исключение – они уже с начала лета 2016 года пользуются этой программой.

Наиболее распространенным подходом среди получивших гектар является ведение сельского хозяйства, бортничество или постройка дачного дома для отдыха. Так, около 30% всех заявок связаны с растениеводством, 20% – с производством продуктов питания (в том числе мясные, молочные и пчелиные фермы). Помимо этого, были затронуты такие сферы, как социальные услуги и туризм.

В рамках этой правительственной программы обещана помощь в оплате переезда, а также другие варианты поддержки.

Бизнес на Дальнем Востоке возможен и без больших инвестиций, говорит представитель Сбербанка. Если взять крупную корпорацию, у нее, как правило, крупных поставщиков всего до 10. По его словам, все остальные – малый и средний бизнес, которые поставляют комплектующие, промежуточные звенья для того, чтобы сформировать конечный продукт.

«На первых этапах создания проекта лучше не инвестировать большие деньги: чем больше деньги, тем больше риск. Конечно, должны быть какие-то «якорные» предприятия – нефтяные, газоперерабатывающие заводы, логистические узлы (порты и аэрохабы). И в Сбербанке сейчас много таких проектов, которые планируются к реализации на территориях Приморского края, Амурской области. Но основная доля бизнеса должна состоять именно из предпринимателей сегментов малого и среднего бизнеса. Именно они наиболее «быстрые и проворные» в модернизации своего бизнеса, в улучшении качества выпускаемой продукции, в подстройке технологических изменений – и все для того, чтобы быстро реагировать на требования со стороны крупных потребителей и при необходимости кардинально менять свой продукт», – рассказывает Радюшин.

3. Территории опережающего развития региона (ТОРы)

Каждая из 12 созданных в регионе ТОРов предлагает инвесторам режим свободной таможенной зоны, освобождение от уплаты НДС и импортных пошлин, рассказывают представители Минвостокразвития. В частности, в течение первых пяти лет работы предприятий собственники не платят налоги на прибыль, имущество и землю. Социальный налог на заработную плату работников «молодых» предприятий снижается с 30% до 7,6%.

Минимальный объем инвестиций для инвестора в ТОРы составляет 500 тысяч рублей. Это предполагает участие среднего и малого бизнеса. Такие проекты есть, например, хлебобулочный комбинат «Белхлеб» в ТОР «Белогорск» (Амурская область).

«Статус резидента ТОРа позволяет ощутимо снизить налоговую нагрузку – на 20% и быстрее вернуть вложенные средства. Это экономически выгодно для любого производства и дает уверенность в завтрашнем дне», – комментирует гендиректор «Белхлеба» Мария Дерябина.

Уже создано 12 ТОРов. Одобрено создание 13 ТОРов – «Амуро-Хинганская» в Еврейской автономной области. До конца 2016 года планируется создать 2 новые ТОР (ТОР «Курилы», ТОР «Свободненская»).

По состоянию на 21 июля поступила 151 официальная заявка от инвесторов на реализацию инвестпроектов в ТОР на общую сумму инвестиций 492,122 млрд руб. Будет создано 27,9 тысяч новых рабочих мест. Действуют 4 предприятия, 23 предприятия на стадии строительно-монтажных работ.

4. Налоговые льготы для региональных инвестиций

Налоговые льготы региональным инвестиционным проектам (РИП). 23 мая 2016 года подписан Закон «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации», уменьшающий ставку налога на прибыль организаций для участников таких проектов.

Если в течение трех лет инвестор вложил на Дальнем Востоке в реализацию проектов 50 млн рублей или в течение 5 лет – 500 млн рублей, то он получает право на 10-летнюю льготу при уплате налога на прибыль и налога на добычу полезных ископаемых.

В течение 10 лет с момента получения первой прибыли от реализации инвестпроекта предприниматель не выплачивает часть налога на прибыль, зачисляемую в федеральный бюджет (2%). Региональная часть налога на прибыль устанавливается по решению дальневосточного региона в течение первых 5 лет – от 0 до 10%, в течение следующих 5 лет – не менее 10% от ставки, зачисляемой в бюджет субъекта Российской Федерации (18%).

Льгота по уплате НДПИ исчисляется следующим образом: в течение первых двух лет инвестор полностью освобождается от НДПИ, в общей сложности льгота действует 10 лет, в течение этого срока размер льготы сокращается на 20% каждые 2 года.

Льготой по налогу на прибыль можно будет воспользоваться с 1 января 2017 года. Льготой по НДПИ можно будет воспользоваться не ранее 1 июля 2016 года. Такие налоговые льготы будут применяться до 1 января 2029 года независимо от даты включения организации в реестр участников региональных инвестиционных проектов.

«До конца этого года планируется внедрить еще один инструмент – предоставление налоговых льгот в объеме инвестиций на создание инфраструктуры. Сейчас идет работа над законопроектом. Рассчитываем, что он будет принят и заработает уже в этом году», – рассказывает директор департамента обеспечения реализации инвестиционных проектов Минвостокразвития России Александр Крутиков.

5. Особая экономическая зона – свободный порт Владивосток

Свободный порт Владивосток (СПВ) – объект особой экономической зоны, резиденты которой получают ряд преимуществ для ведения предпринимательской деятельности: облегченный визовый режим, ускоренное пересечение границы при осуществлении международной торговли, налоговые послабления и льготные ставки по страховке, доступ к государственной поддержке. Главными задачами свободного порта Владивосток являются включение Приморского края в сетку глобальных транспортных маршрутов, привлечение инвестиций в регион, расширение трансграничной торговли и развитие транспортной инфраструктуры.

Режим свободного порта получат ключевые гавани на Дальнем Востоке. Он появится в Хабаровском крае (Ванинский муниципальный район), Сахалинской области (Корсаковский городской округ), Камчатском крае (Петропавловск-Камчатский), Чукотском автономном округе (Певек).

В управляющую компанию Свободного порта Владивосток поступило 96 официальных заявок от инвесторов на общую сумму инвестиций 164,12 млрд руб. Предполагается создание более 20 тысяч новых рабочих мест.

«Строительство и модернизация транспортных коридоров – железнодорожного и автомобильного – является важнейшей сферой для инвестиций в развитие как региона, так и страны в целом. Транспортные пути создают возможности для освоения ресурсов региона, способствуют мобильности населения и обеспечивают трансконтинентальное движение товаров. Они позволят реализовать транзитный потенциал территории в торговле между Востоком и Западом. Инвестиции в транспортную инфраструктуру для торговли и транспортировки товаров с Китаем – в стратегических интересах России. Инвестиции в дальневосточные незамерзающие порты отпирают ворота в Тихий Океан, обеспечивая перевалку грузов для торговли с большим количеством развитых и развивающихся стран, другим путем попасть в которые трудно и дорого», – объясняет эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев.

6. Субсидии для инвесторов

Одним из ключевых инструментов является субсидия, предоставляемая инвесторам на создание транспортной, энергетической и иной инфраструктуры, необходимой для реализации проекта. Уже 13 инвесторов стали получателями такой субсидии, идет активное строительство объектов инфраструктуры в рамках пяти проектов, говорит представитель Минвостокразвития Александр Крутиков.

Инвесторы также могут получить финансирование проектов со стороны Фонда развития Дальнего Востока под 5% годовых.

7. Поддержка Российско-китайского фонда агропромышленного развития (РКФАР)

В Пекине в мае было подписано соглашение с между крупнейшими банками и корпорациями Китая (среди них Сельскохозяйственный банк Китая, Строительный банк Китая, ICBC, корпорация Sinolight) по взаимодействию в рамках проектов РКФАР. Первые два инвестиционных проекта агрофонда будут объявлены на Восточном экономическом форуме и профинансированы до конца года. Всего на рассмотрении находится около тридцати проектов в различных отраслях (растениеводство, животноводство) и регионах Дальнего Востока, в том числе, в Амурской области, Еврейской автономной области, Приморском крае общей стоимостью около 200 млрд рублей.

Капитал РКФАР составит до $10 млрд, на первом этапе – 13 млрд рублей. На всех этапах 90% капитала фонда формируют китайские инвесторы, 10% – российские. РКФАР планирует выделять финансирование от 10% стоимости проекта, еще 10% – предоставят инициаторы проектов, оставшиеся 80% стоимости проектов кредиты банков. Предусмотрена возможность получения займов китайских банков по ставке до 6% годовых.  

fomag.ru

1 год ago

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *